August 20th, 2019

Иркутская барыня (предполагаемая чиновница) о пострадавших от паводка: "алкашня", "бичевня", "быдло"



Вот уже несколько дней в Иркутской области обсуждают скандальную аудиозапись. Женский голос, напоминающий голос начальника Управления пресс-службы и информации губернатора и правительства Иркутской области Ирины Алашкевич, именует жителей затопленного города Тулун "алкашнёй", "бичевнёй", "быдлом".

Выдержки из монолога, свидетельствующие о горячей любви предполагаемой чиновницы высокого ранга к простому народу: "Когда была встреча с Путиным, у меня давно такого не было сгущения мерзости и гадости. Понимаете, я на них смотреть не могу... Люди, вся эта бичевня, пришли — вы бы видели, как они одеты! Одна пришла на каблуках в чёрном — белые носочки, эта шляпа у неё. Одеты черт-те как, два класса образования.... Они сидят в тепле (нецензурное слово), с тёплым туалетом, с чистой постелью — то, чего у них не было в их хлеву... А губернатор сказал, что я должна находиться тоже в Тулуне. Ну, непонятно. Ну, может, раз съезжу, посмотрю. Я не вижу туда смысла таскаться".


Губернатор Сергей Левченко инициировал проверку. В разговоре с корреспондентом ИА "ИрСити" Алашкевич назвала запись провокацией. На прямой вопрос журналистов телеканала РЕН ТВ 20 августа госпожа Алашкевич отвечать не стала. "Я ещё раз говорю: любые мои комментарии будут выглядеть неубедительно. Я хочу дождаться экспертизы. На данный момент проводится губернатором проверка по данному факту. Проводится экспертиза голоса, который там озвучен. Поэтому давайте дождёмся результата экспертизы", — заявила Ирина Викторовна.

Давайте дождёмся. Чиновница права. Хотя сама она устроила спешный разбор полётов. "Сливщика" записи пытаются установить при помощи проверок на полиграфе. Заподозрен многолетний фотограф и видеооператор Управления пресс-службы и информации губернатора и правительства Иркутской области Александр Шудыкин. Он давно находится в контрах с Алашкевич, посему пал первой жертвой.

"Алашкевич предлагала мне уволиться 18 раз! Но я не вижу для этого оснований. И, не понимая, что происходит, начал просто наблюдать, как она общается с коллективом. Сделал для себя открытие: человек, который закончил филфак университета, разговаривает сленгом. Через полгода я перестал ходить на планёрки: там лишь крики и раздражение. Уже четвертый год задания мне передают коллеги. Если же мы пересекаемся с Алашкевич, то тема одна: увольняйся. Давление оказывалось нешуточное. Но у меня не было выбора. Моя мать тяжело больна, парализована. Моя зарплата здесь, в пресс-службе, всего 22000 рублей. Ещё я подрабатываю в газете «Областная». Деваться было некуда. Я понял, что я Алашкевич просто раздражаю. А коллеги сидят на этих планёрках и терпят. Но в данный момент ситуация такая, что коллектив перестал уже терпеть. Эта запись сделана не мной, но, очевидно, кем-то из сотрудников на планёрке. Когда она обвинила в этом меня — при всём коллективе — я очень удивился, но, зная её, не стал ничего говорить, она и так материт меня постоянно. У меня трое детей, внуки — и слышать такое от руководителя! После этого, в тот же день, мне позвонили из «Областной», чтобы сообщить, что меня оттуда тоже уволили, после семи лет работы. Я терпел-терпел, но когда понял, что они решили меня уволить в любом случае, то подошёл к губернатору и всё ему рассказал", - сообщил Шудыкин "МК-Байкал". Вскоре ему показали приказ о сокращении. Более того, 19 августа Шудыкин узнал от коллег, что Алашкевич (заручившись поддержкой заместителя руководителя аппарата губернатора) якобы намерена организовать уголовное преследование экс-сотрудника.





Ирина Викторовна Алашкевич заняла нынешнюю должность 13 октября 2015 года (одержав аппаратную победу над соперницей - главой пресс-службы "Иркутскэнерго" Натальей Невмержицкой). Ранее выпускница факультета филологии и журналистики Иркутского государственного университета возглавляла управление по молодёжной политике и реализации общественных инициатив мэрии Иркутска, руководила пресс-службой мэрии Иркутска, информационно-аналитическим отделом администрации Ангарска и пресс-службой главного управления здравоохранения администрации Иркутской области, трудилась в Государственной телерадиокомпании "Иркутск". Против Алашкевич резко высказались многие журналисты и главреды местных СМИ, сталкивавшиеся с ней по работе.

Ирина Алашкевич и губернатор Сергей Левченко:


Гозман угрожает Путину "Ипатьевским домом"


Четыре светоча этнолиберального актива - Леонид Гозман (президент ООД "Союз правых сил", соучредитель Конгресса интеллигенции, член Общественного совета Российского еврейского конгресса, многолетний соратник/советник Анатолия Чубайса, экс-член правления РАО ЕЭС России), Людмила Улицкая (писательница, соучредитель Конгресса интеллигенции и Лиги избирателей, бывший завлит Камерного еврейского музыкального театра), Дмитрий Орешкин (коллега Гозмана по СПС, "независимый политолог", дочь которого вступила в однополый брак с безумно страшной американо-израильской журналисткой, экс-директором русской службы "Радио Свобода" Машей Гессен), Виктор Шендерович (бывший юморист Витя-Матрас, включённый Киевом в "белый список" артистов, дружественных наци-бандеровцам) - тиснули на сайте "Эха Москвы" и в собственных блогах открытое письмо В. В. Путину.

Великолепная четвёрка прямо угрожает Президенту РФ Владимиру Путину судьбой Николая II и "неизбежной погибелью". Авторы письма подчёркивают отсутствие надежд на эволюционные преобразования: "Надежда теперь только на Ваш физический уход или на взрыв". Гозман в Facebook многозначительно напоминает про "Ипатьевский дом"...









Подписанты и им подобные изучены от рожек до копыт, предсказуемы до тошноты. Их косоглазая еврейская грусть давно примелькалась, их речи каждый раз можно сформулировать заранее. Та же внучка троцкиста Якова Шмильевича Улицкого, курсирующая между Италией и Израилем, считает русских "грязными, больными дикарями", "народом, растерявшим нравственные ориентиры", Россию - "Африкой", "страной, находящейся в состоянии войны с культурой, больной агрессивным невежеством, национализмом и имперской манией величия", воссоединение Крыма с Россией - "несомненным захватом", педофилию - "нормой". Уравнивала разрушаемые бандеровскими террористами Донецк и Луганск с сожжёными небесным огнём Содомом и Гоморрой (дескать, города Донбасса "горят из-за отсутствия праведников в нужном количестве", "там нет ни одного праведника"). Хвалила французов за то, что они "немцам сдали свою страну" и таким образом "сохранили Париж, сохранили культуру". Ни убавить, ни прибавить.

Да, по большому счёту, они - никто. Изъеденные молью, потасканные, обтёрханные ненавистники всего национального и традиционного. Мараться об эту субстанцию не хочется. Пользуясь данным фактом, гозманулицкие увлечённо пробивают днище за днищем.

"Ваша неизбежная погибель" - новый этап. Не пора ли всё-таки брать старую нечисть за жабры?

Впрочем, в открытом письме наблюдается совершенно дивная концовка. Гозман, Улицкая, Орешкин и Шендерович готовы дать Путину последний шанс избежать "погибели" и милостиво предлагают встретиться. Намекая, что именно они - маргинальные кучки дерьмеца - "последняя надежда" Путина на спасение. О как.

Текст разошёлся по Сети. "Вы заслуживаете огромного уважения, можно сказать, что вы взяли огонь на себя! Ведь в этой стране вам никто не может гарантировать безопасность, но тем не менее вы это сделали!", - не сдерживает эмоций жительница нью-йоркского Бруклина по имени Светлана Рабинович. Однако большинство комментаторов взывает к санитарам (как минимум).