Алексей Иванов (general_ivanov1) wrote,
Алексей Иванов
general_ivanov1

Categories:

Занимайтесь местными разборками у себя на родине, а не в Москве



На днях удивлённые москвичи стали свидетелями непонятной бузы у посольства Таджикистана в РФ. Сотни человек собрались у здания, причём внятно объяснить свои требования журналистам не смогли.

Особо въедливые наблюдатели по итогам узнали, что массовый несанкционированный митинг был связан со смертью 29-летнего оппозиционера Гулбиддина Зиёбекова (уроженец Хорога, который находился в розыске по обвинению в захвате заложника организованной группой, отстреливался от правоохранителей и сам получил пулю; по данным СМИ, он вместе со своими близкими он напал на обидчика, избивал его в течение восьми часов, а затем вынудил принести извинения на камеру).

Митингующие - граждане Таджикистана, но не таджики. В постсоветском Таджикистане всех записивают в таджики, игнорируя (пока не будем вспоминать о геноциде русского населения) ягнобцев, арабов, тех же цыган-мазангов. И, естественно, памирские этносы, населяющие высокогорные области Памиро-Гиндукуша, разделённого между Таджикистаном, Афганистаном, Пакистаном и Китайской Народной Республикой.

Памирцы - шугнанцы, ваханцы, язгулямцы, рушанцы, бартангцы, хуфцы, ишкашимцы, баджувцы, рошорвцы и прочие, "исчезнувшие" ванчцы и дарвазцы - не принадлежат к таджикскому этническому сообществу, имеют свои религиозные воззрения, активно заявляют о собственной идентичности и политической позиции.

"На должности в местным силовых структурах назначаются только таджики, а не памирцы, хотя последние составляют большую часть населения. На этом фоне возник сильный раскол элит, участились мятежные акции местных офицеров. Первопричина этого неспособность президента Эмомали Рахмона найти мирное, а не силовое решение межнациональных противоречий", - пояснил газете "Взгляд" завотделом евразийской интеграции ШОС Института стран СНГ Владимир Евсеев.

Это ясно. Вопрос в другом: какого чёрта русские москвичи должны лицезреть проявления "самости" памирцев, которые, если уж честно говорить, неотличимы для нас от общей массы мигрантов?



"До тысячи мигрантов собралось у посольства Таджикистана в Москве, сообщают в соцсетях. Пришли поддержать протест своих памирских побратимов. В 5 минутах езды от Кремля. Полиция предлагает разойтись", - сообщал военкор Александр Коц.

"В двух километрах от Кремля собралась многотысячная толпа — и никто ничего не заметил. В ГУ МВД по Москве об этом узнали только постфактум. <...> Прибывшие на место отряды полиции уговаривали мигрантов разойтись. Разгонять мигрантов никто не посмел. Ну конечно, кто после этого останется в живых? Это вам не бабушек со студентами избивать. Это же реально накачанные, сильные люди, там и боевики есть подготовленные. В стране есть хозяева", - написал зампред Комитета Госдуиы РФ по экономической политике Михаил Делягин.



Комментарий руководителя религиозной редакции "Царьграда", члена информационной комиссии Московской городской епархии РПЦ, историка Михаила Тюренкова:

"Сотни граждан Республики Таджикистан взбудоражили столицу России: столь экзотического несанкционированного митинга на улицах Москвы ещё не было. И хотя большинство митингующих сами толком не понимали, зачем собрались, агрессивно себя не вели, а после требований полиции мирно разошлись, осадочек остался. Так что же это было? Давайте разбираться вместе. Ещё совсем недавно практически всех среднеазиатских гастарбайтеров в России было принято называть «таджиками». И хотя в последние годы этническое лицо гостей из бывших советских республик Средней Азии значительно изменилось, образ комедийных Равшана и Джамшута остаётся одним из ключевых штампов, сильно искажающих реальную картину. И когда вечером 25 ноября 2021 года сотни граждан Таджикистана собрались на несанкционированный митинг в центре Москвы, это выглядело отнюдь не как съёмки нового сезона глумливой клоунады под названием «Наша Russia». Официальных комментариев как от посольства Таджикистана в Москве, так и от таджикской диаспоры пока не последовало. Впрочем, и сами митингующие толком не могли разъяснить ни журналистам, ни сотрудникам полиции, что же произошло и зачем они столь стремительно собрались у стен представительства своей республики. Ясно одно: нам была продемонстрирована умелая стихийная самоорганизация одной из диаспор. Далеко не самой активной и агрессивной. Во всяком случае пока. Так что же всё-таки произошло? Самому событию, которое повлекло за собой всплеск мигрантской активности, можно было бы не уделять особое внимание, если бы не некоторые любопытные детали. В далёком горно-бадахшанском Хороге, до которого от Москвы по трассе свыше 4 тысяч километров, да и от Душанбе — все 500 (по горным дорогам), силовики убили 29-летнего Гулбиддина Зиёбекова, ранее избившего сотрудника местной прокуратуры за домогательство к девушке. Конфликт тлел достаточно долго, в итоге Зиёбекова объявили представителем ОПГ и при попытке задержания убили. Так ли всё было на самом деле, включая историю с девушкой, доподлинно прояснить не представляется возможным. Хотя факт остаётся фактом: во все времена и у всех народов женский след оставлял самые глубокие шрамы не только в мужских сердцах, но и в политике. Интересен другой факт: то, что сотни, а по некоторым данным, тысячи жителей отнюдь не густонаселённого Хорога и окрестностей вышли на стихийный митинг с требованием к силовикам и властям ответить за убийство Зиёбекова. Начались беспорядки. Пролилась кровь. Доступ в интернет и телефонная связь с памирской Горно-Бадахшанской автономной областью были ограничены. В результате живущие в России родные и близкие памирцев не могли дозвониться домой, родным и близким. Итог - массовый несанкционированный митинг в Москве. И здесь стоит сделать краткое этносоциологическое и религиоведческое отступление. В Таджикистане жителей Горного Бадахшана, занимающего чуть менее половины территории республики, официально считают таджиками. Хотя это не совсем так: памирские народы говорят на языках, значительно отличающихся от таджикского. Более того, исповедуют уникальную религию – исмаилизм, являющийся одним из ответвлений исламского шиизма (в отличие от большинства таджиков, являющихся мусульманами-суннитами). Формально противостояния между памирцами и таджиками сегодня не существует. Хотя с 1992 по 1997 год в охваченном гражданской войной Таджикистане (во время которой пострадали многие тысячи русских) существовала самопровозглашённая Автономная Республика Бадахшан. Вплоть до того, что в 1993 году, в разгар гражданской войны парламент Бадахшана объявил занятую территорию ГБАО независимой республикой от разделённой де-факто на несколько частей Республики Таджикистан и начал добиваться вхождения в состав России! В итоге президенту Эмомали Рахмонову (позднее дерусифицировавшему свою фамилию) удалось остановить кровопролитие, и после подписаний мирных соглашений Горно-Бадахшанская автономная область осталась в составе Таджикистана. Но, судя по всему, недовольство центральными властями тлело все эти годы, и столь ожесточённая массовая реакция на убийство силовиками Гулбиддина Зиёбекова, вполне возможно, связана с этим. Бывший председатель Союза таджикистанцев России, известный московский врач Абдулло Давлатов в комментарии Первому русскому телеканалу Царьград косвенно подтвердил существующий конфликт, хотя и отверг значимость влияния таджикской оппозиции на диаспору в Москве: «Это «Группа 24» или другие оппозиционные силы, их на территории России практически нет, насколько я знаю, хотя, может, где-то скрытно есть, но, в основном, они все в Европе и Америке «тусуются». Но, может, они через соцсети какие-то призывы и делают, хотя маловероятно, что это имеет какое-то практическое влияние на умы. Упомянутую «Группу 24» возглавлял убитый несколько лет назад в Стамбуле Умарали Кувватов. Человек либерально-западнических взглядов, он не разыгрывал горно-бадахшанскую карту, однако крайне резко выступал против режима Рахмонова (при всех его недостатках, сторонника военного присутствия России в Таджикистане и его членства в ОДКБ). Ныне семья Кувватова получила статус беженцев за океаном, но многие последователи сегодня проживают как в Таджикистане, так и в России. И в том, что их могут использовать западные спецслужбы для дестабилизации ситуации как в Хороге и Душанбе, так и в Москве, сомневаться не приходится. Буквально на днях в Таджикистане на полигоне «Фахрабад» прошли учения подразделений специального назначения государств-членов ОДКБ «Кобальт-2021». И на этом фоне дестабилизация ситуации в республике выглядит отнюдь не стихийной. Абдулло Давлатов воздерживается от политических выводов: «оппозиционеры за бугром одно говорят, власти другое». Но сам факт упоминания «забугорных" оппозиционеров явно не случаен. На фоне происходящего в соседнем с Таджикистаном Афганистане это вызывает серьёзную озабоченность. Нет, памирские шиитские исмаилиты отнюдь не близки с пуштунскими суннитскими исламистами, скорее, напротив. Но «наши западные партнёры» любую этническую и религиозную турбулентность (да хотя бы даже всё тот же «женский след»!) способны использовать в своих геополитических целях и интересах. Россия же этому так и не научилась. Хотя тот же пример со стихийным митингом граждан Таджикистана в Москве имеет две стороны. Первая сторона заключается в том, что случившееся — весьма тревожный сигнал: таджикская (а точнее, таджикистанская) диаспора способна к мгновенной самоорганизации и весьма непредсказуемому поведению. Вторая – это то, что Россию многие из них до сих пор воспринимают в качестве метрополии, которая способна решить и их внутренние вопросы. Так, по словам Абдулло Давлатова: «Опросы в Таджикистане неоднократно показывали, что минимум 90 процентов населения с любовью относятся к России, по инерции всё ещё воспринимая Россию «старшим братом». И даже если в Таджикистане кто-то плохо говорит о России, людей это раздражает. Поэтому, естественно, они надеются, что Россия может каким-то образом им помочь». Ещё раз напомним, в 1990-е Горный Бадахшан хотел войти в состав России. Но это отнюдь не значит, что нам сегодня стоит поддерживать памирские сепаратистские тенденции, если таковые вновь проявятся. Для Государства Российского важно сохранение статус-кво с сохранением военного присутствия на территории Таджикистана. Но при этом до диаспоры необходимо чётко донести, что в её интересах предотвращение подобных стихийных митингов, которые должны пресекаться максимально жёстко. В случае же малейшего неповиновения их участники будут навсегда депортироваться из России. Как и любые иные правонарушители из числа граждан этой и других постсоветских республик Средней Азии. Да, наша страна была, есть и будет Империей, готовой защищать не только своих подданных, но и помогать гражданам лояльных к себе государств. Но только в том случае, если они проявляют уважение к России и русским. В противном случае, как говорится: чемодан, вокзал! Третьего не дано".


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments